Мастерски сочетая неоклассику и кантри, американскую эклектику и французский шик, он создает харизматичные, элегантные и необычайно уютные интерьеры.

 

Борис Дмитриев

Мир моды, которому Борис служил изначально, до сих пор играет важную роль в его творчестве и остается главным источником вдохновения. Каждый его интерьер – утонченный образ, наполненный яркими красками, дорогими материалами, изысканными линиями и эффектными деталями. Один из главных его инструментов – цвет. Для Бориса не существует сложных или запрещенных оттенков: он укрощает самые смелые цветовые сочетания, пестрые принты и фактуры, подчиняя их общей продуманной идее комфорта и эстетики.

 

Все его проекты отмечены главными отечественными глянцами об интерьерах, а в 2018 году, по версии АD, Борис Дмитриев вошел в сотню лучших дизайнеров России. Специально для All4decor Борис ответил на несколько вопросов о роли моды в интерьере, любимой палитре и смелых творческих экспериментах.

 

 

 

Борис, почему все-таки не одежда, а интерьеры? Мода по-прежнему играет весомую роль в вашем творчестве?

 

Мой переход в дизайн интерьеров был постепенным. Я понимал, что строительный бизнес развивается намного стремительней, чем мода. Мне хотелось реализовывать свой творческий потенциал. Клиенты, для которых я делал одежду, стали моими первыми заказчиками интерьеров. Я осознал, что в этом ремесле существуют свои тонкости и продолжил свое становление в школе «Детали». Но я по-прежнему одержим модой. Там я ищу вдохновение для своих работ, идеи, цветосочетания. Благодаря этому у меня появился свой авторский почерк. Это очень важно. Но я по-прежнему рисую эскизы, заказываю по ним одежду для себя, своей семьи. Так что это не ушло никуда.

 

Какие события из вашего детства повлияли на выбор профессии?

 

Я рос в окружении двух старших сестер. Было всегда очень интересно наблюдать, как они подбирали себе наряды. Это то, что запало мне в подсознание. Попутно я всегда много рисовал, но, естественно, не одежду. Уже после школы, в конце 80-х я случайно попал на показ в Дом моделей и с этого дня о другой профессии уже не мог думать.

 

Раскройте концепцию вашего стиля. Можно ли его сопоставить с современными тенденциями моды, стилями мировых кутюрье?

 

Мое формирование в конце восьмидесятых-девяностых годах как художника происходило под влиянием творчества Эмануэля Унгаро, Ива Сена Лорана, Юбера Живанши. Это буржуазное крыло французской моды, олицетворяющее подлинную роскошь.  Меня впечатляло, как они сочетают цвета, смешивают фактуры. Может быть, поэтому в моих интерьерах много текстиля с рисунками, узорами, цветочными принтами.

 

Есть ли у вас рабочая команда? Какими качествами должен обладать человек, чтобы попасть к вам на работу?

 

Да, конечно. Наш небольшой коллектив из пяти человек складывался по ходу деятельности. Когда была необходимость, брали сотрудника из круга знакомых. Никогда не устраивали кастингов. Я считаю, что можно всегда помочь человеку влиться в работу, правильно объяснить ему, что тебе нужно, помочь понять особенности твоего стиля. Такой подход отлично влияет и на человеческие взаимоотношения в коллективе. Конечно, невозможно обойтись и без профессиональных навыков.

 

Вы любите экспериментировать с цветом. Для этого нужна особая смелость и чутье. Поделитесь несколькими секретами выбора оттенков и их сочетаний. Каковы ваши любимые цветовые комбинации?

 

Всегда смущаюсь, когда некоторые люди говорят, что не любят какой-то цвет, например, розовый или ненавидят фиолетовый. Для меня все цвета существуют в равной степени. Чтобы раскрыть какой-либо цвет, важно подобрать ему правильное сочетание, разложить его на оттенки или столкнуть с нужным контрастом. Опять же все это можно позаимствовать у профессионалов из моды. Например, разложить на цвета рекламный образ, потом подбирать обивки мебели в этих тонах. Недавно мне для дизайна женской гардеробной комнаты приглянулось сочетание цветов у Гуччи – пудрено-розовый с красным. Важно это увидеть и просто попробовать.

 

 

Вы как-то признались, что предпочитаете работать с большими пространствами, «чтобы было, где развернуться». Но в оформлении таких помещений есть масса «подводных камней». Какие главные ошибки при этом могут допустить неопытные дизайнеры?

 

Я сам столкнулся с трудностями, работая над большим пространством в начале своей деятельности. Очень помогли занятия по архитектуре в школе «Детали». Дизайнер –  конечно, не архитектор, но он должен в большом пространстве построить внутреннюю архитектуру, которая изначально задаст правильный стиль, впоследствии позволит правильно расположить предметы, задаст масштаб помещению. Чаще всего речь идет о столярке, лепнине на потолке, камине. Важно создать красивые группы, так называемые наслоения предметов, соизмеримые с общим масштабом, и отдавать предпочтения крупным предметам.

 

Ваш проект «Русский домик» отличается изобилием текстиля и пестрого декора (в том числе и на потолке). Как вам удалось избежать эффекта «ряби в глазах»?

 

Что касается подбора различных рисунков, я это делаю достаточно долго и тщательно, полагаясь на единственный принцип: нравится – не нравится. Сложно объяснить, почему вдруг три-четыре узора не создают какофонию. Наверно, на уровне подсознания работает ваш вкус, который вы формировали. В данном проекте мелкие орнаменты вписаны в крупные формы. На потолке рисунок ограничен мощными гладко-крашенными балками. Пестрые подушки оттеняет большой монохромный диван. Различные предметы, объединенные по цвету, образуют единые группы. В таком случае человеческий глаз вначале выявит крупную форму. Только потом вы будете всматриваться в детали. Это позволяет избежать эффекта ряби, о которой Вы говорите.

 

Существуют ли для вас правила-табу? Что вы стараетесь никогда не делать в своей работе?

 

Наверно странно говорить о табу в такой творческой профессии. То, что сегодня я не понимаю, возможно, завтра приму без колебаний. Чего не следует делать – это начинать работу, не достигнув компромисса с заказчиком, когда идея очень нравится вам, но не до конца понята клиентом, а вам удалось ее протолкнуть. Также и наоборот, дизайнер не должен воплощать идеи, которые не разделяет. Нужно искать решение до тех пор, пока это не будет нравиться всем участникам процесса. Тогда гарантирован хороший результат.

 

Сложно ли уговорить заказчиков на творческие эксперименты в интерьере? Расскажите о самом смелом для вас проекте.

 

Нужно всегда понимать, что заказчик из «другого мира» и, как правило, не обладает пространственным воображением. Прибегать только к словесным уговорам не совсем правильно. Я стараюсь с первых встреч наглядно показать, как будет выглядеть его жилище. Для этого делаю много ручных зарисовок пространства, коллажей с предметами мебели и светильниками, привожу похожие примеры из творчества авторитетных декораторов. Самые смелые идеи, конечно, апробируешь на себе. Сейчас заканчиваю ремонт нашего офиса в центре Москвы. Это действительно абсолютный творческий эксперимент, современный дизайн в моем понимании, отсылающий нас к эстетике середины ХХ века. Полная творческая свобода позволяет проявить смелость, и в тоже время нельзя выйти за рамки здравого смысла.

 

 

Есть мнение, что российский интерьерный дизайн находится только в начале пути, и нашим дизайнерам еще многому нужно поучиться у западных коллег. Какова ваша точка зрения об этом? Что ожидаете от развития российского дизайна в будущем? 

 

Я разделяю это мнение. Хотел бы отметить одного дизайнера, который стоит особняком от того, что называется российский интерьерный дизайн. Это Кирилл Истомин – пример яркого индивидуального почерка. В его работах воплощено лучшее, что было накоплено в западном дизайне. Все-таки развитие культуры обустройства жилья было прервано у нас в стране почти на 100 лет. Мне очень приятно, что удалось поработать некоторое время в его бюро. Это был бесценный опыт. Наверное, его бюро могло бы стать кузницей кадров, как, например, бюро сестер Пэриш в Америке. Я надеюсь, что русский дизайн пойдет по пути создания зрелищных, элегантных, качественных интерьеров, на основе которых будут развиваться отечественные ремесла, не сваливаясь в псевдороскошь или излишне демократизируя этот процесс. Пока, к сожалению, очень много примеров того и другого.

 

Назовите три ваших профессиональных достижения, особенно значимые для вас.

 

Для любого творческого человека важно быть услышанным. Мне очень приятно, что все проекты отражены в прессе. Проект квартиры, по версии журнала «Салон», стал лучшим колористическим решением за 2016 год. Проект деревянного дома назван «Идеями вашего дома» лучшим проектом за 2017. Интерьер дома на Лазурном берегу попал на обложку журнала AD.