• ( / 5. Голосов: )
| | 31 | 0 | 10

Она смогла увидеть красоту в токсичных строительных материалах и создать из них оригинальные скульптуры, повторяющие формы человеческого тела. В ее творчестве по-новому обыграны эстетические категории, а материалам отводится заглавная роль. 

 

Джулия родилась в Гетеборге в семье художницы и инженера. Ее желание самовыражаться и исследовать новое поощрялось с раннего детства и привело ее в мир дизайна. В 2011-м она переехала в Амстердам, где окончила престижную Академию Геррита Ритвельда по специальности «Ювелирное искусство». В 2015-м она перебралась в Стокгольм и получила магистерскую степень по предметному дизайну. Сегодня Джулия регулярно и успешно заявляет о себе на международных выставках и конкурсах как промышленный дизайнер и ювелир. Одна из последних ее работ – коллекция «Betweenness» («Промежуточность»), в которую вошли 15 скульптур и ваз из гипса, бетона, строительной пены, красок и штукатурки.

 

Эти изделия притягивают и отталкивают одновременно: их несуразные детали, словно налепленные в случайном порядке, в единстве отличаются странной гротескной красотой. Подобно традициям древнегреческой керамики в изделиях Джулии отражены формы человеческого тела. Используя строительные материалы, обычно скрытые в стенах домов, дизайнер сопоставляет тело человека и здания. В названии коллекции подчеркнута идея пограничного свойства вещей и сложные противоположные чувства, которые они вызывают: вазы дизайнера практичные и в то же время декоративные, их хочется скрыть и одновременно продемонстрировать. Подробно о стиле своей работы, философии творчества и современном предметном дизайне Джулия Оландерс поведала читателям all4decor.ru.

 

С чего началось ваше увлечение дизайном?

 

Благодаря культурному и художественному окружению с мамой-художницей и отцом-инженером я всегда чувствовала поддержку в поисках самовыражения. Я помню, как разбирала нашу старую стиральную машину, чтобы найти большие бетонные блоки, застрявшие в нижней части конструкции, прочно удерживающие машинку на полу. Это помогло мне понять все слои, которые мы помещаем в объекты, и то, насколько простой и сложной может быть вещь: снаружи – наша старая сломанная стиральная машина, а внутри – сложная система деталей и функций. Эти огромные блоки были одними из многих странных вещей, которые я собирала в своей комнате в детстве. Моё любопытство к предметам и материалам подтолкнуло меня к поступлению в школу ювелирного искусства, чтобы наконец-то попасть в мир дизайна.

Украшения от Джулии Оландерс

 

Ваша основная задача, миссия в дизайне?

 

Создавать дискуссии об использовании материалов, их различных функциях и о нашем понимании окружающей среды и взаимодействии с ней.

 

Назовите самые главные черты вашего стиля.

 

Работа, ориентированная на материалы и сопоставление веществ с формой. Я хочу, чтобы мои изделия вызывали любопытство и провоцировали дискуссии.

 

Ваза с синим оттенком

 

 

Сейчас во всем мире набирает популярность экологическое направление в дизайне с использованием переработанных материалов. Как с ним обстоят дела в Швеции? И как вы относитесь к ресайклингу?

 

Методы переработки и вторичные материалы сегодня у всех на устах. Швеция хорошо осведомлена об экологических проблемах и о том, какое влияние они оказывают на людей и на планету в целом. Переработка, круговая экономика и дизайн, не ориентированный на человека, – все это темы, которые широко обсуждаются в области дизайна, а также в школах и госучреждениях. Я думаю, что мы все, так или иначе, пытаемся сместить акцент с наших человеческих потребностей на нужды самой планеты.

 

Ваши изделия удивляют необычностью форм и материалов. Где вы чаще всего черпаете вдохновение?

 

Все мои проекты основаны на сопоставлении. Когда вы объединяете две разные стороны, что-то происходит. Это порождает сплит, расхождение, в котором можно понять и увидеть две точки зрения одновременно. Чаще всего они обе одинаково важны, подобно двум сторонам монеты или двум частям аргумента. Единственная разница в том, на какой стороне стоите вы.

 

Как общество, мы создаем все больше и больше таких расщепляющихся идей, так называемых «злободневных проблем». Они связаны внутри систем, которые не имеют четких решений. Пример тому – мой проект Betweenness. Материалы, которые мы разрабатываем для строительства наших городов и домов, в то же время токсичны для нас и окружающей среды. Трудно убрать одну часть из этой системы, не заменяя ее чем-то похожим. Именно в этом разделении, сплите я обычно позиционирую свою работу.

Серия ваз

 

Один из первых ваших проектов – коллекция ювелирных изделий The Fold из силикона, по форме напоминающая бумагу. Как к вам пришла такая идея? И в чем главная концепция этого проекта?

 

The Fold («Сгиб») – это моя коллекция силиконовых украшений, где я исследую наше восприятие повседневных предметов, как нечто обычное. Демонстрирую, как лист бумаги, можно носить в качестве украшения. В серию входят ожерелья и броши, изготовленные из специального силикона, который применяют при производстве бутафорских реквизитов, протезирования и для восстановления кожи человека. Я обрабатываю силикон так, чтобы он выглядел как обычная бумага с каракулями, словами и рисунками на страницах. Каждое изделие индивидуально отлито из силикона и уникально по форме и рисунку. Броши выглядят как маленькие блокнотики на спирали с небольшим кусочком разорванной бумаги, небрежно торчащим из основы. Кончик спирали играет роль булавки, с помощью которой брошь прикрепляется к одежде.

Брошь-блокнот

Эта коллекция украшений – «игра в ожидания» о том, как мы иногда наблюдаем за простейшими вещами. Записка, написанная на бумаге, может быть очень личной. В работе я использовала свои личные записи из телефонного разговора с моей сестрой-близнецом, которая в то время жила в другой стране и по ней я ужасно скучала. Мне понравилась идея носить что-то личное на публике, на глазах у всех, на всеобщее обозрение.

 

 

В последнее время вы часто работаете со строительными материалами – гипсом, бетоном, изоляционной пеной. Каковы основные трудности в работе с ними? В чем преимущества этих материалов?

 

При работе с этими материалами мне всегда нужно надевать защитную одежду, противогаз и перчатки. Материалы очень вредны для моей кожи и дыхания. И это было отправной точкой для моего проекта. Может ли что-то ядовитое стать красивым? Понимаем ли мы влияние этих материалов на нас и наше окружение при использовании их в архитектурных проектах, либо ​​в качестве строительных материалов?

 

Вместо того чтобы стремиться к достижению определенной четкой формы, при создании каждой вазы я добавляю штукатурку, бетон и изоляционную пену в двухстороннюю тканевую форму (шаблон), пока она подвешена вверх ногами. Я позволяю самим материалам решать: сколько места они хотят занять и какую форму они хотят принять в итоге. Они словно ведут меня. Я оставляю место для неожиданных удачных или неудачных деталей, непредвиденных неровностей или форм.

Напольная ваза

Когда я начинаю украшать вазы несколькими слоями пены, штукатурки или бетона, случайные детали становятся маленькими индивидуальностями изделия. Я работаю над ними, пока не почувствую сомнения: «это ваза или скульптура?», «это красиво или некрасиво?». Материалы дают мне свободу и позволяют отказаться от строгого контроля дизайнера.

 

Ваши вазы из гипса напоминают по форме древнегреческие арт-объекты. Почему вас вдохновила эта цивилизация?

 

Меня очаровывает не столько древнегреческая цивилизация, сколько всевозможные изображения человеческого тела. Мы создаем объекты, которые отражают нас, неодушевленные вещи, которые вызывают в нас реакцию просто потому, что они похожи на нас. В своей коллекции скульптур и сосудов я пытаюсь обратить вспять идею изображения исторических или мифических событий в материалах. Вместо этого я позволяю материалам и пространствам рассказывать историю.

 

Во все времена архитектура часто черпала вдохновение в строении человеческого тела. В ХХ-м веке открытие рентгеновских лучей позволило использовать новые способы создания конструкций в виде прозрачных структур из стекла и металла, чтобы показать внутренние секреты здания. И архитекторы часто используют в своем языке аналогии с человеческим телом, нахваливая балки складов или фабрик за их «хорошие кости» и «прочную основу».

Напольная ваза и статуя

Переводя разговор от нас к материалам, я стараюсь визуализировать индустрию, беря «плоть и кожу» строительных материалов и формируя из них наши тела. Или, как отметил журналист Стефан Новакович из журнала “Azure”, говоря о моей работе: «Если мы думаем о зданиях как о телах, должны ли мы думать о них как об очень жутких?».

 

Современный предметный дизайн стал близок к искусству. Хорошо это или плохо? Что вы думаете по этому поводу?

Я думаю, что искусство во всех его формах полезно включать в любой другой аспект жизни – будь то дизайн, архитектура, инженерия или просто повседневная жизнь. Это создает уровень общения, обращающийся непосредственно к нам, и может помочь найти способы демонстрации более сложных мыслей или идей. Не все должно быть сказано вслух, некоторые вещи лучше ощущаются или переживаются.

 

Вы регулярно участвуете в международных выставках. Поделитесь с молодыми дизайнерами секретами успешной экспозиции проектов дизайнера.

 

Никогда не прекращайте творить! И не забудьте документировать все, что вы делаете. Начните сотрудничество с друзьями, чрезмерно используйте все свои социальные сети и, что самое главное – будьте добры к себе и своему процессу. Все не должно происходить одновременно. Сохраняйте свой темп и наслаждайтесь тем, что вы делаете. Это мой лучший совет сейчас, по крайней мере.

Ваза с монтажной пеной

 

Какие проекты вы планируете в будущем?

 

Я хотела бы продолжить работу над своим проектом Betweenness, чтобы углубиться в отрасли и материалы, которые мы используем. Я также занимаюсь разработкой новых идей и планирую перейти к сфере образования, чтобы разработать больше материалов и курсов, ориентированных на исследования материалов для дизайна будущего.

Метки поста: , , , , , , , , , , , ,
Смотрите также:
Возможно вас заинтересуют